В НОМЕРЕ

“ЗЕМЛЯ ПОЛУНОЧНОГО СОЛНЦА”

Аляска глазами переводчика

Генриетта Белая, переводчик-синхронист, кандидат филологических наук.

Многие считают, что работа переводчика-синхрониста - один сплошной праздник: международные конференции, увлекательные поездки, знакомство с интересными людьми...

Сами переводчики, скорее всего, с этим поспорят и скажут, что наш удел - тяжелый и не всегда благодарный труд. По-моему, правы и те, и другие, но удовлетворение от хорошо выполненной работы, незабываемые впечатления и радость человеческого общения помогают справиться со всеми вызовами.

Хочу рассказать об одном ярком эпизоде из личного опыта. Речь пойдет о командировке в США, где проходила программа обучения и обмена опытом разработки запасов тяжелой нефти.

Итак, наш путь лежал на Аляску. При слове «Аляска» воображение сразу же нарисовало суровый заснеженный край, эскимосов, собачьи упряжки… На память пришли образы из книг Джека Лондона и кадры из фильмов о золотой лихорадке…






От Москвы до Анкориджа - не ближний свет, время в пути в одну сторону - больше суток, включая пересадку в Сиэтле (где, конечно, не обошлось без покупки пижамы с надписью «Неспящие в Сиэтле»).

К счастью, заказчик понимал, что переводчикам предстоит работать, как минимум, наравне с другими, и при таком изматывающем перелете отдых нужен всем, поэтому мы с коллегой, как и остальные члены нашей группы, летели бизнес-классом. (А ведь бывает и по-другому: переводчик долетел до места назначения в полускрюченной позе по самому дешевому билету и сразу в бой!)

Несколько слов об Аляске. Это не только самый большой штат США (в 2 раза больше следующего по величине Техаса), но и самый богатый по доходу на душу населения. Средняя зарплата превышает 4 800 долларов. 25% прибыли от продажи нефти распределяется в равных долях среди всех граждан штата, включая младенцев. В 2018 году размер годовой выплаты составил 1600 долларов. Чтобы получить право на нефтяную ренту достаточно прожить на Аляске один год и не иметь судимостей. Численность населения штата - 750 тысяч человек, примерно как в Республике Саха, Якутия.

Когда мы добрались до Анкориджа – неофициальной столицы Аляски, первым сюрпризом стала погода. Оказалось, что трескучих морозов ждать не стоит - Анкоридж находится на широте Петрозаводска. А еще поразили горы - они скорее похожи на театральные декорации.






Удивительно, но по городу в лесопарковой зоне свободно ходят лоси. И, если у нас в офисах после уборки ставят табличку «Осторожно: мокрый пол», то на Аляске это - «Осторожно: на территории лоси». Помню, как, прилипнув носами к окну, мы с любопытством наблюдали лосиху с лосенком, с невозмутимым видом неспешно прогуливавшихся по прилегающей к офису территории.

Времени и сил на осмотр города не оставалось, но памятник Джеймсу Куку мы все-таки увидели. Великий британский мореплаватель побывал в тех краях в 1778 году. Жаль, что не остался, потому что через год его убили гавайские (не австралийские!) аборигены. (Справедливости ради, туземцы не съели Кука – песня Владимира Высоцкого разошлась с исторической правдой.)





А еще я заметила, что местные владельцы сувенирных магазинов отличаются хорошим чувством юмора:


Поговорим о работе: командировка на Аляску оказалась одной из самых трудных на моей памяти. К сожалению, накануне отъезда я заболела, но отказываться было поздно, так что полетела с «полным набором» -высокой температурой, кашлем и почти без голоса. Первые три дня до поездки на месторождения для нас подготовили блиц-курс по основным темам - от геологии, «холодных» и «горячих» методов добычи тяжелой нефти (CHOPS, внутрипластовое горение, паротепловые методы ОПЗ и закачка в пласт теплоносителей) до промысловой инфраструктуры. Теперь разбуди меня хоть ночью, я скажу, что VAPEX - это закачка парообразного растворителя, а SAGD - парогравитационный дренаж.

Выступавшие американские коллеги старались представить максимум полезной информации, продемонстрировав при этом всю палитру акцентов выходцев из разных штатов. Самыми узнаваемыми были южане. И, хотя протяжное, несколько замедленное произношение (southern drawl) считается не престижным, т.к. ассоциируется с менее образованными и консервативными жителями сельской глубинки американского юга (rednecks), приветствие Hey, y’all («Всем привет!») сразу выдавало нефтяника из Техаса. Легкая назальность, быстрота речи и добавление звука /r/ туда, где его по определению быть не должно (idea – /idear/), а также открытый [a] - это, несомненно, «Noo Yawk Tawk» (нью-йоркский диалект).

Зато выходцы из Чикаго или Кливленда говорили как дикторы новостных программ CNN. Не претендуя на лавры профессора Хиггинса, замечу, что акцент коренных уроженцев Аляски мне показался близким к среднезападному, как говорят, например, в Мичигане.

День 1: из-за высокой температуря я отработала на «автопилоте».

День 2 и 3: не вдаваясь в детали, скажу, что обстоятельства сложились так, что следующие два дня мне пришлось работать в «гордом одиночестве».

Известно, что синхронный перевод требует высокой концентрации, ВОЗ даже внесла эту профессию в список наиболее стрессовых наравне с работой авиадиспетчеров и летчиков-испытателей. По этой причине синхронисты, как правило, меняются каждые 30 минут, а при особо сложных темах бывает и каждые 20 минут.

Профессиональному переводчику не нужно объяснять, что значит 10 часов подряд одиночного синхронного перевода докладов на технические темы для отраслевых специалистов. Картину дополняло отсутствие будки, звукоизоляции и тот факт, что ни одна из презентаций не была предоставлена заранее для предварительной подготовки.

В качестве «вишенки на торте» на третий день, чтобы все успеть, обе стороны решили обойтись без перерывов и обеда - участники могли брать себе кофе с бутербродами или выходить из зала по мере необходимости. Увы, о том, подходит ли такой режим синхронисту, никто не задумался.

Как тут не вспомнить Жоржа Милославского из «Ивана Васильевича»: «Нельзя так с переводчиками обращаться!»

Известно, что некоторые из наших коллег буквально придают анафеме соглашающихся работать в одиночку. Однако возникает вопрос: «А что можно было сделать в описываемой ситуации – встать и уйти, отказавшись работать, и подвести всю группу?»

В качестве аргументов против «солистов» нередко говорят о том, что после 30 минут работы у синхрониста «садится» голос и снижается качество перевода. Могу ответить вопросом: «Почему профессиональные певцы поют, например, оперы Вагнера по 5 часов и не теряют голос?» У переводчиков, как у вокалистов, тоже должен быть поставленный голос. А насчет качества, я лично видела вопиющие образцы откровенной халтуры «парников» и «высший пилотаж» некоторых «солистов».






На следующий день нам предстоял перелет на Prudhoe Bay.

Одним рейсом с нами летели вахтовики, которые выглядели немного приунывшими. Зато на обратном пути по дороге с вахты раздавался раскатистый смех и даже звучали веселые песни. Я заметила, что в самолете почти не было людей среднего возраста - оказывается, в 1990-е годы в нефтяной промышленности США тоже наблюдался «кадровый провал».

Из всей массы впечатлений поделюсь лишь некоторыми:

Вахтовый поселок поразил своим комфортом и оснащенностью - сразу захотелось позаниматься в местном тренажерном зале или посидеть в уютной зоне отдыха.

В столовой в начале февраля предлагался огромный выбор вкуснейших блюд ресторанного уровня и экзотических фруктов. Единственное отличие от ресторана – сухой закон.

Мужчины из нашей группы разместились в комнатах с душем и туалетом, но при бронировании общежития про переводчиков забыли, так что нам с коллегой пришлось довольствоваться двухместной комнатой для кратковременного отдыха. Несмотря на то, что в таких помещениях не живут постоянно, там было все: комфортные кровати, телевизор, холодильник, встроенные шкафы. Вот только остальные «удобства» - в конце коридора. Снова хочется вспомнить Жоржа Милославского…

Аляска восхитила редким балансом человеческой деятельности и нетронутой природы. Красота этой природы первозданна и неповторима. Нигде больше я не видела таких ослепительно белых песцов, свободно и безбоязненно расхаживавших по кристально чистому снегу на месторождении.






Еще запомнилась картина следа от гигантских медвежьих когтей на двери операторной. К сожалению, в тот день телефоны и фотоаппараты мы оставили в офисе, где проходили инструктаж по технике безопасности, так что сфотографировать не удалось. По рассказам очевидцев, разъяренная медведица проникла в здание, разнесла все оборудование в ближайшем от входа офисе. К счастью, люди успели укрыться за железной дверью, сердитая гостья открыть ее не смогла, как ни старалась, но оставила на память впечатляющую отметину, которую сотрудники решили не замазывать. Зато с тех пор, для защиты от нежданных когтистых визитеров на отдаленных участках перед входом в отдельно стоящие постройки установлены специальные «клетки»: человек сначала открывает щеколду, заходит внутрь, а уже потом без спешки отключает сигнализацию и открывает входную дверь в помещение.

Надо сказать, что на всех объектах промысловой инфраструктуры - чистота и порядок, как в аптеке. А еще впечатлило то, что операторы обслуживают скважины не на открытом воздухе, а в специальных «домиках», защищающих от непогоды и людей, и оборудование.

Вот такое «чудо на колесах» бороздит просторы Аляски:






Закончу свой рассказ фотографией Северного Ледовитого океана… Стоя на берегу, я подумала, что ради этого стоило лететь за тридевять земель с температурой, переводить на пределе сил и по большей части в одиночку, вставать в 2 часа ночи, чтобы успеть на очередной авиарейс на следующее месторождение. А еще я подумала о том, как прекрасна профессия переводчика…






Вот и наша группа энтузиастов добычи тяжелой нефти: уставшие, но довольные!