В НОМЕРЕ

“РЫНОК ПЕРЕВОДА”

Переводческие компании – лучшие из лучших

В этом году исполняется 30 лет со дня образования переводческой компании «Неотэк». Мы встретились с ее основателем и бессменным руководителем Сергеем Сантом, чтобы поговорить о непростом пути развития и достижениях компании.






PT (PetroTran): – Сергей, расскажите, пожалуйста, об истории создания и географии деятельности Вашей компании.


СС (Сергей Сант): – 30 лет назад мы стали одной из первых профессиональных коммерческих переводческих организаций в современной России. Начинали, подобно большинству других компаний, как небольшое бюро, которое предоставляло услуги устного и письменного перевода. Так уж получилось, что среди первых клиентов в начале 90-х годов были крупные международные компании, которые приняли решение вести операционную деятельность в области добычи нефти и газа на территории России.Органически, вместе с увеличением спроса на услуги в области технического перевода именно для этой отрасли, мы стали расти. Мы были одной из первых компаний, которые взяли в штат собственных редакторов – носителей отраслевых знаний, потому что понимали: каким бы опытным ни был лингвист, каким бы образованием он ни обладал, ему не всегда хватало знаний в области терминологии и специфики документации, которую нам приходилось переводить. Приняв в штат редакторов – специалистов в области нефтегазодобычи и переработки углеводородов, мы стали предоставлять финальному заказчику перевод под ключ.

Более того, мы убедились, что технические специалисты (именно среди них, а не среди лингвистов мы искали редакторов) не всегда в нужной степени владели русским языком. И мы поняли: чтобы сдать документ под ключ, нужно привлекать еще корректоров для финальной вычитки.

Таким образом, мы, отвечая на запрос рынка, немного удлинили процесс перевода и выстроили схему «переводчик – редактор – корректор». Наверное, первые пять-семь лет нашего существования львиная доля заказчиков приходилась именно на нефтегазовую отрасль. Это были российские проектные институты, операторы месторождений, западные инжиниринговые нефтесервисные компании, которые выходили на рынок не только со своими инвестициями, но и с технологиями, знаниями, трудовыми ресурсами.

Накопив значительный опыт в этой области, уже к нулевым годам мы стали проецировать наши решения и на другие вертикали. Прежде всего, это автомобилестроение и информационные технологии. И сегодня мы представляем собой полноценную компанию, которая кроме вышеперечисленных обладает компетенциями еще в пяти-шести областях. Я бы еще отнес сюда перевод банковской, юридической документации, а также документации по медицине, фармакологии, медицинскому оборудованию.

География бизнеса: штаб-квартира расположена в Москве, представительства находятся в Санкт-Петербурге, а также в Алма-Ате (Казахстан) и в Киеве (Украина). Более того, отвечая на специфические запросы рынка из других смежных областей, 15 лет назад мы создали городскую сеть бюро переводов под другим названием — «МегаТекст». Это структура, направленная на обслуживание как физических лиц, так и корпоративных заказчиков. Именно в рамках этой структуры представлен наш сегмент B2C в виде клиентских офисов при нотариальных конторах.

PT: – Сегодня в России переводческие компании растут как грибы. По нашим данным, сейчас их уже более 1700. Тем не менее многие из них организованы по принципу «Я – директор, жена – бухгалтер». По каким критериям потенциальный заказчик может определить, что перед ним действительно серьезная компания, с которой можно работать? Конечно, это не относится только к объему оборота денежных средств, данные о котором часто сомнительны.




“ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА - ЭТО НЕОТЪЕМЛЕМАЯ ЧАСТЬ ВЕДЕНИЯ ЛЮБОГО ПРОЕКТА, БОЛЬШОГО ИЛИ МАЛОГО, И ЭТА ЧАСТЬ РАБОТЫ ВКЛЮЧЕНА В НАШУ СИСТЕМУ УПРАВЛЕНИЯ”


СС: – Действительно, ситуация на нашем рынке такая, что вход в переводческий бизнес относительно несложный, то есть не требует серьезных инвестиций, приобретения оборудования, аренды больших площадей, поэтому, конечно, на рынке присутствует огромное количество бюро переводов и переводческих компаний, которые, если судить по публичным материалам, прежде всего по сайтам, предлагают практически идентичные услуги.

Заказчику иногда бывает довольно сложно разобраться, кто есть кто на этом рынке и как выбрать именно ту компанию, которая бы полностью соответствовала его ожиданиям и потребностям. Критериев много, и мы сейчас попробуем их перечислить. Один из них — это, конечно, область компетенции и профессиональных знаний в той отрасли, из которой к нам пришел заказчик. Это подтверждается рекомендательными письмами, наличием аналогичных контрактов, успешным выполнением тестовых заданий и прохождением пробного периода, когда заказчик, заключив контракт с поставщиком, начинает определять, того ли партнера он выбрал. Но, опять же, на этом этапе довольно многие компании, даже не имеющие серьезного опыта, заявляют о наличии этих компетенций.

И тут необходимо учитывать другие критерии, например наличие сертификата системы менеджмента качества как подтверждение того, что управление бизнес-процессами, нацеленное на поддержание высокого качества обслуживания, соответствует международным стандартам. Это проверяется не только путем наличия самого сертификата, но и аудитом в офисе компании, когда заказчик может и должен посмотреть на существующие бизнес-процессы и на персонал. Сегодня очень важным моментом для ведения масштабного проекта особой сложности является наличие системы риск-менеджмента. Это неотъемлемая часть любой системы менеджмента качества.

Хотя мы — поставщики неосновных услуг для деятельности наших заказчиков, тем не менее мы входим в длинную цепочку поставок. Очень важно, чтобы наша деятельность не нарушила эту цепочку, чтобы мы не оказались самым слабым ее звеном. Наша цель — максимально незаметно и беспроблемно интегрировать продукт перевода в технологический цикл наших клиентов, чтобы он не вызывал вопросов и не причинял определенную головную боль.

Мы все-таки сервисная организация, которая предоставляет не просто перевод, а занимается полноценным обслуживанием, оказывает лингвистическую поддержку, поэтому главная роль в нашей деятельности отводится не выделенным редакторам, не переводчикам, а проектным менеджерам. Они закреплены за каждым заказчиком и ведут его с нашей стороны. Я считаю, что убедиться в компетенции таких менеджеров — это одна из сложных, но необходимых задач. В процессе переговоров, до момента принятия решения о заключении договора с той или иной компанией, мы обязательно настаиваем на участии во втором этапе переговоров руководителя проектной группы или непосредственно тех менеджеров, которые будут закреплены за заказчиками и росту которых мы уделяем огромное значение.




“МЫ ПОСТОЯННО В «БОЕВЫХ УСЛОВИЯХ» ОБУЧАЕМ НАШИХ СПЕЦИАЛИСТОВ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ ПОЛУЧАТЬ ОТ НИХ ПРОДУКТ БОЛЕЕ ВЫСОКОГО КАЧЕСТВА”


В компании есть действующая система корпоративного обучения. Мы постоянно работаем над совершенствованием различных навыков наших менеджеров, которые работают с корпоративным сектором. С одной стороны, мы делаем их универсалами, способными решить все задачи, поставленные клиентами, а с другой — узконаправленными специалистами в области работы с заказчиками в конкретной отрасли. У нас нет менеджеров, которые одновременно ведут заказчиков, скажем, из автомобильной отрасли, ИТ и нефтегаза.

Мы всегда рекомендуем заказчикам обращать внимание на количество штатных лингвистов в переводческой компании. Общепринятая в отрасли практика — сотрудничество с внештатными переводчиками, потому что и объемы перевода, и тематическая направленность, и набор языковых пар варьируются от проекта к проекту, от одного периода времени к другому, поэтому, безусловно, отдел персонала, вендор-группа переводческой компании постоянно занимаются рекрутингом, подбирают, тестируют и вводят в проект новых и новых специалистов, чтобы обеспечить соответствие требованиям заказчиков.

то касается редакторов, здесь все-таки иная ситуация. Есть проекты, над которыми мы работаем годами, 10–15 лет и более, и за ними закреплены определенные редакторы. Они не просто участвуют в процессе создания продукта как такового. Они проделывают большую работу, направленную на формирование проектной документации, стилистических руководств, глоссариев, документирование требований и пожеланий заказчика. Другими словами, редактор создает некую среду, в которой существует и реализуется проект. Именно наличие такой особой среды позволяет безболезненно и бесшовно вводить новых переводчиков для работы над документацией заказчика.

Переводческое бюро, выступающее надежным партнером для своего заказчика, — это всегда поставщик комплексных услуг. Поэтому важно понимать, что компания — это набор различных служб. Это и ИТ-поддержка, отвечающая за информационную безопасность: каналы передачи данных, антивирусные программы, установленные на компьютеры, и многое другое. Это и вендор-служба, обеспечивающая своевременный набор специалистов на проект; это штатная бухгалтерия, потому что многие наши заказчики предъявляют особые требования к составлению финансовой документации и отчетов, к оформлению актов выполненных работ; это и верстальщики, и курьерская служба, выступающая частью различных процессов. То есть бюро переводов — это по-настоящему разветвленная структура, единый организм, решающий самые разные задачи наших заказчиков.

PT: – Большинство переводческих компаний предлагает услуги перевода со всех языков мира, по любым тематикам и любой сложности. Насколько обоснованы такие предложения и как этот вопрос решается в Вашей компании? Есть ли специализация по языкам и отраслям промышленности?

СС: – Действительно, большинство компаний заявляет о своей возможности переводить с любого языка на русский или в обратную сторону. Что касается конкретно нас и нашего опыта работы в нефтегазовой отрасли, то здесь мы, конечно, идем за рынком, когда не мы сами предлагаем наши возможности, а отвечаем на все требования. Не секрет, что международным инженерным языком всегда был и будет английский язык.

Работая с французскими, итальянскими, немецкими, южнокорейскими и японскими компаниями по нефтегазовым проектам, мы видим, что основные запрашиваемые языки — это английский и русский. Тем не менее на проектах с большим количеством участников иногда появляется документация, подготовленная на языке происхождения специализированного оборудования.

Поэтому в рамках обслуживания наших клиентов мы периодически сталкиваемся с документами на испанском языке, также очень много документации на китайском и нидерландском языках. Конечно, подготавливать хорошо выверенные профессиональные переводы в разных языковых парах весьма сложно, но у нас есть очень эффективное решение. Говоря о географии нашего присутствия и о нашей структуре, мы упоминали наш зонтичный бренд — компанию «МегаТекст», которая, работая с частными лицами, сталкивается с потребностью реального перевода с большинства языков мира. А это десятки, а может, даже больше сотни языков, с которыми к ним приходят клиенты.

PT: – В мировой практике к компании, которая называет себя переводческой, предъявляются негласные требования, например не только оказание услуг по устному и письменному переводу, но и составление глоссариев, обучение своих и сторонних переводчиков и т. д. Как организована такая работа у Вас?

СС: – На этот вопрос есть встречный комментарий. Я бы не сказал, что это негласные требования. На самом деле терминологическая работа — это неотъемлемая часть ведения любого проекта, большого или малого, и она включена в нашу систему менеджмента качества и в наши бизнес-процессы. Единственное, что можно отметить, — как отдельная услуга терминологическая работа не очень востребована клиентами. Повторюсь, именно как отдельная услуга, когда заказчик приходит с требованием или желанием сформировать проектный глоссарий, но не готов оплачивать эту работу.




“«НЕОТЭК» - ЭТО КОМПАНИЯ, КОТОРАЯ ПОСТОЯННО ИНВЕСТИРУЕТ В ТЕХНОЛОГИИ”


На практике мы составляем терминологическую базу, например, на основе ранее переведенных документов и параллельных текстов, применяя для этого специализированный инструментарий.

И даже если заказчик этого не просит, такая работа обязательно ведется. Более того, это ключ к обеспечению сквозного качества обслуживания крупного переводческого проекта для нефтегазовых компаний. Мы постоянно пополняем наши проектные глоссарии, обновляем и согласовываем их с заказчиком. Более того, эти глоссарии выступают частью нашего конечного продукта, и мы с удовольствием делимся им с нашим клиентом. В нашей организации разработаны собственные программы, например для определения терминологической насыщенности того или иного документа, выявления и обработки терминов, их перевода, утверждения и использования в реальной работе.

PT: – С точки зрения штатного расписания и производственной деятельности какую модель работы Вы используете? Имеются ли в компании штатные переводчики или Вы больше полагаетесь на фрилансеров?

СС: – С трудом можно представить себе организацию, у которой есть возможность держать огромную армию штатных переводчиков для обслуживания своих клиентов. А если говорить языком цифр, то при ежемесячной обработке 30–50 тысяч переводческих страниц, количество таких специалистов должно составлять несколько сотен, может, даже около тысячи. Безусловно, с точки зрения экономической целесообразности не каждая компания может себе это позволить. Более того, мы не знаем таких компаний, у которых был бы огромный штат именно переводчиков. В нашем бизнесе мы используем схему, о которой говорили выше.

Первичный перевод выполняют фрилансеры. Но тут важно отметить, что это именно переводчики с подтвержденным опытом работы с таким типом документации. Они прошли у нас обучение, выполнили все необходимые тестовые задания, внимательно изучили требования к переводу и соблюдают их. Более того, получая каждую работу даже от проверенных переводчиков, наши редакторы постоянно ведут мониторинг и оценивают соответствие переводчиков нашим требованиям. Также в компании есть отдел профессиональных услуг, который состоит из штатных редакторов и специализируется на разных языковых направлениях и на разных тематических областях знаний. И именно они проверяют перевод, полученный от фрилансера. Если мы выявляем несоответствие нашим требованиям, если видим, что переводчик не разобрался или что-то сделал не так, мы не просто молча все переписываем за ним, а вступаем в диалог.




“ОЧЕНЬ ВАЖНЫМ МОМЕНТОМ ДЛЯ ВЕДЕНИЯ МАСШТАБНОГО ПРОЕКТА ОСОБОЙ СЛОЖНОСТИ ЯВЛЯЕТСЯ НАЛИЧИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ ПРЕДПРИЯТИЯ”


Обратная связь играет огромную роль в этом процессе. Мы постоянно в «боевых условиях» обучаем наших специалистов, чтобы получать от них продукт более высокого качества. Но вторая пара глаз (редактор) — это неотъемлемая часть нашего бизнес-процесса. Перевод, выполненный профессиональным переводчиком и проверенный профессиональным редактором, на этапе контроля качества передается корректорам, которые выполняют финальную вычитку текста и обеспечивают его соответствие нормам языка перевода.

PT: – Хорошо. А как организована работа по проектам? В большинстве компаний количество менеджеров проектов соответствует количеству проектов, а вот выпускающий редактор письменных переводов, как правило, один. Чаще всего он перегружен, и связано это не только с большими объемами, но и с низким качеством работы фрилансеров. Как Вы решаете эти проблемы?

СС: – Работа над проектом строится следующим образом: выделенный менеджер, а если проект большой, то вместе с координатором, управляет всем документооборотом, всеми коммуникациями как с клиентами, так и с исполнителями, штатными и внештатными. Формируется рабочая группа, в которую входят фрилансеры, выделенные редакторы, корректоры, специалисты верстки.

Что касается работы редакторов, действительно, очень часто в переводческом бизнесе это становится узким местом, потому что производительность каждого человека не бесконечна. Чтобы решить эту проблему, мы отказались от редакторов-универсалов. Ведь если взять даже нефтегазовую отрасль, это огромный пласт тематик, от геологоразведки и добычи до транспортировки углеводородов и их переработки, причем глубокой переработки, реализации конечным пользователям. Трудно представить, что есть специалист, который замечательно разбирается в каждой из них. Поэтому у нас приветствуется и практикуется узкая специализация редакторов по нефтехимии, по добыче нефти, по буровому оборудованию. Мы делаем ставку на привлечение редакторов – носителей знаний в разных тематиках.

Как и любая современная организация, мы весьма хорошо оснащены технологически, используем огромное количество как собственных, так и коммерческих инструментов в области автоматизации перевода. Мы создаем определенную среду перевода благодаря нашей информационной системе: все участники процесса используют единые глоссарии, системы переводческой памяти, единые требования к проекту, руководство по оформлению текста. Это, конечно, очень повышает производительность и снижает нагрузку на штатных редакторов. Если все участники процесса соблюдают единые требования и работают в единой среде перевода, то редактору не приходится существенно дорабатывать текст за переводчиками, он выполняет функцию ОТК, то есть контролирует этот процесс.

Технологии играют значимую роль в повышении эффективности процессов контроля качества работы внештатных исполнителей. «Неотэк» — это компания, которая постоянно инвестирует в технологии. У нас функционирует центр экспертных решений, специалисты которого помогают проектному менеджеру подобрать кастомизированное, узконаправленное решение для своевременного выполнения задач.






В начале нашей беседы мы специально сделали акцент на том, как важно обращать внимание на квалификацию проектных менеджеров, ведь именно грамотное планирование работы над тем или иным пакетом документов помогает правильно распределить нагрузку на всех участников, в том числе и на редактора.

PT: – Какие, по Вашему мнению, сегодня существуют проблемы на рынке переводческих услуг, конкретно в нефтегазовой сфере? Какие пути их решения Вы видите?

СС: – Я бы не назвал это проблемами, но в нефтегазовой отрасли есть определенные вызовы и определенные сложности, с которыми нам на данный момент приходится сталкиваться. Первая кажется тривиальной, но сопряжена с большим объемом работы. Дело в том, что возможность использования профессиональных технологий бывает ограничена исходной документацией, которую заказчик предоставляет в нередактируемом формате. Огромное количество разных программ, в которых разрабатываются такие документы, в частности чертежи, версии этих программ — все это требует предварительной обработки и специальных навыков.

Вторая сложность — это даже не сложность, а настоящий вызов для любой переводческой компании. Очень важно не просто предоставить правильно выполненный и сверстанный перевод, но и сделать это в указанные заказчиком сроки. В нефтегазовой отрасли очень много инвестиционных проектов, у которых есть внутренние дедлайны. Иногда уложиться в них бывает очень сложно. В таких случаях мы делим документацию не только внутри проектной группы, но и среди проектных групп. У нас есть проекты, при реализации которых несколько менеджеров выстраивают собственные решения для обслуживания одного клиента в рамках одного договора. И здесь возникают дополнительные сложности с обеспечением единства — терминологии, стиля, оформления, ведь в процесс вовлечено несколько групп. Работа в таких условиях – одна из сложных задач, но мы успешно ее решаем.

Немного ранее мы говорили, что нефтегазовая отрасль – это огромный пласт тематик, которые охватывают не только нефтегазодобычу и переработку, но и смежные области знаний. Это строительство гражданских объектов, вопросы охраны труда и окружающей среды. Иногда к проектам нам приходится привлекать биологов, электриков, даже физиков и математиков. Это и есть определенная сложность ведения проекта, потому что такие тематики могут включаться в пакеты однотипной документации. Справиться с этим нам помогает группа оперативного подбора внештатных исполнителей. Ставится задача, подбираются сотрудники, они тестируются и включаются в общую проектную группу.

И еще одна сложность — это потребность быть на связи с заказчиками в режиме 24/7, в том числе и в нефтегазовом секторе. Она приобретает все большую актуальность, и сегодня мы получаем подобные запросы чаще, чем раньше. Здесь требуется определенная реакция и кадровые решения. Но и с этой задачей мы справляемся.

PT: – Спасибо Вам за интересную беседу! Успехов в Вашем нелегком труде!