ОН УЛЕТЕЛ… НО ОБЕЩАЛ ВЕРНУТЬСЯ

Будет ли работа у переводчиков в нефтегазовой отрасли?


Владимир Белоусов, член Союза Переводчиков России, автор учебников и учебных курсов для нефтегазовых переводчиков



За 30 с лишним лет моей работы в нефтегазовой отрасли кризисы происходили много раз. Соглашусь, возможно, не такие серьезные, как сейчас. Тем не менее, и этот кризис пройдет. Прежде всего, потому, что Россия является крупным поставщиком углеводородов, а нефть - это не только энергоноситель, как об этом всегда говорят, но и сырье для производства бесчисленного количества продуктов. Поэтому вопреки разговорам о том, что «зеленая энергетика» очень скоро вытеснит нефть, последнюю будут добывать до тех пор, пока в недрах останется последняя капля. Ну, а по поводу «зеленой энергетики» я бы не стал пока проявлять особого энтузиазма – потребуются годы, чтобы заменить ею естественные источники энергии, и далеко не во всех отраслях промышленности это получится.

Хотят ли нефтегазовые компании уйти из России, и уходят ли они? Совсем не понаслышке, а из собственной практики могу определенно сказать, что нет, не хотят, но действительно уходят под мощнейшим давлением политиков их собственных стран. Заявления некоторых из них об уходе из России отчасти являются блефом – компании, с одной стороны, выражают свою солидарность западным правительствам, с другой – пытаются выиграть время и посмотреть, что же будет дальше, а пока ищут лазейки, чтобы остаться. В связи с нестабильностью ситуации прогнозы, действительно, делать сложно. Тем не менее, для иностранных компаний санкции против России – очень тяжелое бремя. Нужно все время спрашивать: «А это можно делать? А вот это?» Доходит до того, что из-за санкций нефтегазовые компании всерьез обсуждают, через какой пласт можно бурить, и из какого можно добывать нефть. Это что вообще?! Монголо-татарское иго? Рабство? Это кому-то может понравиться?

Если просто включить логику, то мы поймем, что интересы России и западных нефтегазовых компании полностью совпадают. У России есть природные ресурсы, которые нужно добывать, и которые нужны всему миру, особенно Европе. У западных компаний есть технологии и деньги. Правда вот, логика в последнее время на Западе полностью отсутствует. И это тоже нужно учитывать.

Но вот если задать себе вопрос: зачем вообще иностранные нефтегазовые компании пришли в Россию? Ответим – делать деньги на природных ресурсах, а именно – на нефти и газе. Когда цена на нефть была 30 долларов за баррель, компании всеми силами карабкались и царапались, пытаясь сохранить свой бизнес в России, а сегодня, при цене более 100 долларов (пусть даже созданной искусственно и краткосрочной), решили уйти, просто из чувства солидарности? Но ведь они не первый раз уходят, а потом вновь возвращаются. А как насчет таких общеизвестных качеств бизнеса как жадность и алчность? Куда они делись?

Позволю себе привести еще один пример, возможно, довольно фривольный. Как-то очень давно я ездил в Лондон с одним из моих знакомых, весьма состоятельным бизнесменом. После приезда он сказал мне, что очень хотел бы в Лондоне провести ночь с мулаткой, и что это его давнишняя мечта. Поскольку мой знакомый не говорил по-английски, то по его настоятельной просьбе мне пришлось узнавать у портье в гостинице, где можно заказать такую услугу, и сколько это стоит. Однако, узнав стоимость, мой знакомый понял, что это дорого, и очень расстроился. Да еще я подливал масла в огонь, поддразнивая его: «Да ладно, ты же можешь себе это позволить! Это же мечта твоей жизни!» Вечером, когда я зашел к нему в номер, он сидел за столом и в одиночку пил виски, о чем-то думая. Было забавно наблюдать, как в человеке борются два чувства – похоть и жадность. Наконец, он произнес: «Нет, это слишком дорого!» и окончательно отказался от своей затеи. Поэтому можно не сомневаться, что в бизнесе всегда победит жадность.

Иностранные нефтегазовые компании могут уйти из России. Только вот вопрос – куда? Судя по всему, как арабские страны, так и страны Латинской Америки не очень-то хотят их у себя видеть, и кроме того, уже сейчас ведут активные переговоры с Россией. А ведь это основные регионы с запасами нефти и газа. Остается всем вместе направиться в Мексиканский залив и Северное море. Не тесно будет?

В любом случае, если некоторые нефтегазовые гиганты и уйдут, то эти ниши довольно быстро заполнятся компаниями из других стран, например, из Китая, Индии и некоторых других. По крайней мере, они уже сейчас выражают такую готовность. В случае правильной позиции российского руководства, можно также рассчитывать на рост доли мелкого и среднего иностранного бизнеса в нефтегазовой сфере, что способствовало бы процессу демонополизации и созданию гораздо большего количества рабочих мест, в том числе и для переводчиков.

Кроме того, судя по серии встреч и переговоров нашего руководства, очень вероятны совместные проекты России в других регионах мира – на Ближнем и Среднем Востоке и в Латинской Америке.

А поэтому не нужно слушать панические настроения типа: «У нефтегазовых переводчиков работы теперь точно не будет». Да, сейчас ее будет намного меньше, потом пойдет рост. При этом и на переводческом рынке произойдет чистка – случайные игроки уйдут, а это хорошо и для профессионалов, и для заказчиков.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ ПЕРЕВОДЧИКАМ?

Во-первых, не нужно паниковать. Это вообще лучше никогда и нигде не делать. Лучше от этого не станет, а вот хуже – вполне вероятно. Нужно философски относится к тому, что происходит с вами, но не сидеть сложа руки.

Во-вторых, лозунг некоторых переводчиков «работы нет, пора валить из страны» - это всего лишь истерика, и совсем не выход. Этот лозунг я слышу с начала 1990-х годов, каждый раз когда в стране начинаются проблемы. Одно дело, если предложат работу, почему бы и нет; другое дело - эмиграция, которая, как известно - это «маленькая смерть». Полностью согласен с этим выражением, поскольку подобный эксперимент над собой я тоже совершал в те же 1990-е годы. Первая же встреча с американским полицейским сильно охладит ваш пыл и изменит отношение к американской «демократии», которую они несут «на крыльях любви» другим народам. Это было еще тогда, а уж на фоне русофобии сегодня можете сделать выводы сами.

В-третьих, существует известная истина, что каждый кризис – это новые возможности. Это время нужно использовать для обучения, саморазвития, создания сети новых знакомых и новых возможностей. Это намного лучше, чем впадать в депрессию. Нужно «молотить лапками», создавая сметану, а не тонуть в молоке.

В-четвертых,, работу вполне возможно найти в странах на постсоветском пространстве, которые не попали под санкции (по крайней мере, пока), в том числе дистанционно. Такую работу можно искать и в дальнем зарубежье, если имеются запасные пути получения оплаты, поскольку, например, PayPal все транзакции в Россию приостановил.

И, наконец, последнее: если все это не работает, то нужно диверсифицировать свою деятельность. Например, вместо перевода заниматься преподаванием иностранного языка, в конце концов, приобрести новую специальность, если есть такие возможности. То есть применить «китайскую методику» - брать ту работу, которая вам доступна, и там, где ее предлагают.